Все новости

Руководитель отдела исследований и инноваций УЗПМ Алексей Никитин рассказал в эфире радио "Эхо" о симбиозе новой снегоуборочной техники и современных противогололедных реагентов. Аудио.

10.06.2014

Руководитель отдела исследований и инноваций УЗПМ Алексей Никитин рассказал в эфире радио "Эхо" о симбиозе новой снегоуборочной техники и современных противогололедных реагентов. Аудио.

- Сегодня у нас тема – современные средства по обработке дорог, борьбе со льдом. Завод заключил договор с дилером техники, которая убирает снег, все остатки от материалов, которыми обрабатывают дороги по всей России. Алексей пришел рассказать нам о симбиозе двух структур – те, кто изготавливает различные средства, и те, кто их убирает. Вы уже много раз приходили и рассказывали про «Бионорд», который изготавливает Уральский завод противогололедных материалов. А теперь расскажите, как будете действовать с компанией «Меркатор-холдинг». Вообще какую технику они производят, чтобы понимать?

- Технику для уборки улиц городов и федеральных трасс, где и ездят автомобили, ходят люди, где стоит вопрос о нашей безопасности. Техника, которую они производят, в основном итальянская, частично немецкая, частично американская. Мы на днях подписали соглашение. Я хочу немножко вернуться в историю, с чего все это началось. Когда мы предлагаем различным муниципалитетам, подрядчикам и заказчикам наш современный противогололедный материал, они очень часто нам говорят – они бы рады его купить и использовать, но у них нет техники. У них устаревшие пескачи, которые не выдерживают никакой критики по нормам расходов, качеству уборки и распределения. Поэтому они просят нас с кем-нибудь познакомить, кто мог бы предложить хорошую технику. Мы несколько лет искали партнера, кто мог бы закрыть этот вопрос для муниципалитетов. В итоге мы вышли на лидера в России по продаже и производству современной коммунальной техники. Более того, даже в Перми ездит несколько машин, только не для зимнего, а для летнего содержания. Может быть, видели белые машинки-пылесосы, они раскрашены, как божья коровка, в черно-белый цвет с кружками на боку.

- Видимо, я редко встречаю на пермских дорогах пылесосы.

- Они не выглядят как домашний пылесос. Небольшая машинка, называется City fun, ездит, у нее спереди две круглые щетки, специальная рейка для поливки. Далее идет пылесос, который собирает всю ту грязь, которая накопилась за зимний сезон, в том числе и песок, которым обрабатывают улицы нашего города.

- Сейчас зашла на сайт «Меркатора», у них даже на логотипе божья коровка. Теперь я понимаю, о чем вы говорите, как должна выглядеть машина, но таких я не видела. Может быть, не обращала внимания, может быть, не застала еще.

- Они выглядят как космический корабль. Абсолютно современная машина, уже не «Камаз», хотя на «Камазах» тоже ставят технику, но то, о чем мы говорим, на базе иностранной машины.

- Они действительно очень необычно выглядят. Смотришь и думаешь: «Боже, что это за неведомая штука?»

- Да, а если подходить со стороны производителя техники, «Меркатору» как раз было важно найти производителя со стороны качества материалов, потому что они производят технику для распределения соли и реагентов. Конечно, у них есть и техника для распределения пескосоли, но все мы понимаем, что нужно уходить от этого устаревшего метода. А Европа давно ушла от этого. Они очень активно продают свою технику в Европе, потому что GILETTA, кому они являются партнерами, является одним из лидеров мирового производства коммунальной техники. То, что к нам приходит – самая лучшая техника, которая есть на данный момент в мире.

- Хотелось бы работать с ними, потому что вы действительно производите материал, который заслуживает доверия с учетом того, что вы были поставщиком этой продукции на Олимпиаду, все посыпали именно «Бионордом», который производит ваша компания.

- Да, как на подписании было интересно замечено, что компания «Меркатор-холдинг» - примерно 40% рынка коммунальной техники для содержания дорог, а Уральский завод – примерно 40 городов, которые применяют реагенты. Мы друг друга нашли, этот симбиоз, я уверен, будет долгим, плодотворным, помогает городам находить оптимальные решения. Я предлагаю сейчас об этом поговорить.

- Насколько я понимаю, вы уже вошли в другие города, это Калуга.

- В Калуге как раз сейчас открылся завод по производству коммунальной техники, современных машин, их делают на базе «Камазов». На базе итальянского оборудования, машины называются GILETTA Unica, 5 тысяч, это самая последняя разработка компании GILETTA.

- Я так понимаю, в Калуге используют ваш материал «Бионорд»?

- Пока нет. Если мы говорим о сотрудничестве в поле, то мы проводим регулярно некие рабочие заседания в рабочих областях. Например, проводили во Владимирской области, в республике Татарстан. Это некая рабочая группа, куда приезжают дорожники со всего региона. Компании GILETTA и «Меркатор» совместно показывают свою машину, демонстрируют ее особенности. Я со стороны Уральского завода показываю и рассказываю, в чем преимущество материала. В этом ключе дорожникам понятно, что применять и с чем применять.

- Зайдем теперь на территорию города. Что выиграет город от вашего сотрудничества? Предположим идеальную ситуацию, что у вас все контракты через различные аукционы, розыгрыши и так далее. Вы выигрываете по материалам, которыми посыпаете дороги, а «Меркатор» - по технике, которой убирают дороги. Понятно, что вы с этого будете иметь. А люди?

- Муниципалитет и сам город будут иметь некое комплексное решение. Они будут иметь современную технику, которая способна заменить несколько машин старой. Одна Unica заменяет 5 старых пескачей, хотя и стоит не в 5 раз дороже, пропорция гораздо более интересная. Она экономически оправдана. Будет иметь решение с материала, который подходит к этой технике, готовая технология применения реагентов и уборки снега после применения реагентов. Фактически очень много вопросов, которые возникают у городов, которые находятся на старых технологиях, которые не исчезают. Более того, мы можем подрядчиков уже привозить в те города, которые перешли на эту технологию, показывать им там, как это уже выглядит на самом деле. У нас есть контакты по всей стране, в тех регионах, где мы применяемся с дорожниками, профессионалами, которые могут рассказать, что с этим делать. Фактически город, который хочет перейти, получит целый комплекс услуг.

- Вы сказали, у городов снимается целый ряд вопросов, который возникает при использовании старой техники. А что плохого в старой технике? Всю жизнь мы посыпали дороги песком, солью, и техника не старая, не 30-летней давности, просто старой модели, допустим, 2010 года. Что в этом плохого, какие проблемы могут быть с этим? Ну, посыпают, убирают.

- Да проблема одна, и в России есть поговорка «скупой платит дважды». Здесь история аналогичная. Техника, которая стоит сильно дешевле, более простая, но она не может выдерживать правильные нормы распределения реагентов. Если мы хотим о том, что оптимальная норма 37 грамм на квадратный метр распределения, то устаревшая норма распределяет 250-300, не может распределять 30. Соответственно, 90% материала просто выкидывается впустую. Это по технологии не разумно, не выгодно экономически. Поэтому использование старой техники оказывается дороже, чем покупка новой. Мы совместно с компанией «Меркатор» делаем экономическое обоснование по переходу на новую технологию содержания, которая четко показывает, что город становится более чистым, что тоже очень важно, экологически безопасным, и для муниципалитета обслуживание города становится дешевле. Другой вопрос, что нужно смотреть на перспективу, не на один год, не моментально, а на несколько лет. Если руководитель города крепкий хозяйственник и планирует в этом городе работать не один год, а продолжительное количество времени, чтобы граждане его любили и понимали, что он заботится о городе, он должен смотреть на перспективу, оценивать экономическую целесообразность на несколько лет. Это все полностью обосновывается, и мы получаем экономию, экологию и чистоту.

- Вы сейчас сказали о городском хозяйстве, и я вспомнила, что сейчас идет процесс выбора сити-менеджера. Это как раз будет городской завхоз, который должен понимать, что делает. Сейчас мы, получается, обращаемся к претендентам, их 10 человек.

- В прошлом эфире тоже обращались к нему, граждане звонили и тоже говорили: «Доколе нас будут марать песком и старыми технологиями, давайте переходить на современные способы уборки».

- Сейчас вы производите «Бионорд» в семи видах. Все равно завод будет развиваться, какие-то виды будут добавляться, какие-то убирать, может быть, по-другому «Бионорд» будет называться. Как в этом случае будет происходить сотрудничество с техникой? Техника есть техника, велосипед по-новому изобрести уже невозможно.

- Реагенты вообще делятся на три типа. Жидкие, твердые химические, твердые фрикционные. Есть еще симбиоз химических и фрикционных, называются комбинированные, но в целом это три вида. Техника, про которую мы говорим, предназначена для применения всех этих видов. Они могут взять фактически любой реагент и применять его. Точно так же и наши реагенты могут применяться на любой технике, которая для этого предусмотрена. В мире не один производитель этой техники, есть определенный рынок. Но как бы мы ни развивались, сотрудничество будет находиться в рамках того поля, которое мы определили. Мы будем действовать совместно. Всегда их техника будет подходить к нашим реагентам и наоборот.

- Просто все-таки идет разработка наноматериалов очень активная. Где вероятность того, что вы не будете их применять?

- Что у нас не будут наномашины, а у нас нанореагенты?

- Наномашины – как-то странно, а вот наноматериалы – вполне возможно.

- Я думаю, до них еще очень далеко.

- Время ведь не стоит на месте, и технологии тоже. Кто знает, может быть, какой-нибудь ученый завтра сделает такой прорыв, что завтра наноматериалы можно будет применять вообще везде.

- Я же говорю, важно понимать, что есть агрегатное состояние, жидкий и твердый, сыпучий материал. Техника компании «Меркатор» приспособлена для того и другого. Что бы мы ни изобрели, они смогут это применить.

- Но это не может применить техника старого образца, которая сейчас в городе ходит, старые машинки.

- В принципе может применять твердые, любые сыпучие материалы. Но опять же не может выдерживать те нормы распределения. Если там, где идет пескач, он останавливается на перекрестке и продолжает сыпать, норма расхода не 400 грамм, а несколько килограмм. А реагент стоит денег, деньги просто вылетают в трубу. Это можно сделать, но это просто не эффективно, а мы ратуем за то, чтобы технология была максимально эффективной.

- Идет финансовая потеря по стоимости материалов. Насколько сам «Бионорд» дороже пескосоляной смеси?

- Это зависит от региона.

- У нас в Перми?

- Мы вообще находимся на соли, поэтому у нас в 4-5 раз. Другое дело, что его нужно в 10 раз меньше. Это первая экономия на количестве материала. Вторая экономия о том, что машина загружена песком, так как у нее норморасход больше, а по объему они одинаковы, что песком, что реагентом. Она должна в 10 раз чаще ездить заправляться песком.

- Бензин еще.

- Бензин, время работы сотрудников, износ техники, амортизация. Все это набегает в копеечку. Плюс песок, нужно больше места для его хранения. Он еще имеет свойство слеживаться, комковаться, его нужно будет разбивать, это отдельная норма, нужно отдельную технику на это иметь. Плюс он хранится не в мешках, а насыпью, идет дождь, соль в пескосоляной смеси протекает, все это уходит к нам в почву, может попадать в Каму, любую другую речку, другие города. Реагент поставляется в водонепроницаемых полипропиленовых мешках и может даже храниться под открытым небом без вреда для экологии. Соответственно, очень удобно его использовать и хранить.

- Пермь – это региональный центр. Возможно, наш бюджет может позволить себе заменить не всю технику, процесс все равно идет поступательно, но начать заменять технику, подсыпку на ваш «Бионорд», который действительно будет работать, а не просто лежать грязью на дорогах. Но что касается муниципалитетов отдаленных городов, Кизел, Добрянка, Березники, смогут ли там себе они позволить заменять старую технику, и нужно ли это делать в принципе?

- Есть же различные программы по лизингу. Можно взять эту технику в лизинг, и как я уже говорил, одна такая машина может заменить 5 старых. Их старые машины ржавеют, умирают, они пытаются как можно дольше продлить срок службы. Но ведь она все равно не вечна и когда-нибудь кончится. Я бы рекомендовал им как следующий этап попробовать взять одну машину, ее использовать и посмотреть, насколько вообще оправдано использование современной техники.

- Можно взять в лизинг, попробовать, посмотреть, если подходит для дорог, улиц, по деньгам, то можно с выкупом просто оставить.

- Более того, у компании «Меркатор, я знаю, они предлагают интересные условия, могут оставить машину в опытной эксплуатации. Что это значит? Что они дают ее на зимний сезон за небольшую плату, как арендный платеж. Если по окончании сезона машина вам не понравилась, вы ее можете вернуть. Если она вам понравилась, вы просто ее выкупаете и оставляете себе. Насколько я знаю, ни один подрядчик машину не вернул, всем она очень понравилась.

- А в каких городах уже работает такая техника, кроме Москвы?

- Москва, Санкт-Петербург, Пермь, Челябинск, на Камчатке используется такая техника. У них тоже очень большое покрытие. В Сочи их техника использовалась на Олимпиаде. У них тоже огромное количество городов. Я могу перечислить, где «Бионорд» применяется. В Сочи применялся, в Москве, Подмосковье, Санкт-Петербурге, Уфа, Челябинск, Екатеринбург, Казань, Ярославль, Владимир, Нижний Новгород.

- Вы Пермь не назвали.

- До Перми я дойду, но вы немножко в другом контексте. Это если говорить центральную Россию и ближе к Уралу. За Уралом это Новосибирск, Красноярск, совсем далеко на восток, Хабаровск, Магадан, Владивосток. А Пермь в этом списке пока не присутствует, я надеюсь, что пока.

- Мы уже обсудили, где ездит техника, где применяется «Бионорд». Пермь пока не пришла к нему, но несколько машин выкупила.

- Они открыли завод по производству техники в России, это будет российская сборка. Как многие крупнейшие холдинги приходят и начинают собирать здесь свою технику, высокотехнологичное производство, чтобы давать рабочие места, платить налоги. Они тоже идут по правильному пути, приносят инвестиции в нашу страну, хотя казалось бы, санкции санкциями.

- Вы собаку съели на деле распространения «Бионорда». Смотрите, Пермь закупила новые современные машины, чтобы работать с современными материалами. Что они, в него песок запихивают? Песок – это просто невозможно. Им посыпают дороги зимой, а как только все подтаивает, это превращается в грязную кашу, хуже, чем весной. Весной получается совсем беда.

- Пермь купила пылесосы для летнего содержания, уборки этого песка и грязи, которые образовались после использования пескосоляной смеси зимой. Если мы говорим о комбинированно дорожных машинах для применения реагентов и уборки улиц зимой от снега, то Пермь их пока не купила.

- Поэтому теперь всем подрядчикам раздаются задания быстро убирать песок, на улице грязно. А почему бы не применять тот материал, который не дает эту грязь?

- Опять же возвращаемся к тому вопросу, что нужна современная техника. Поэтому мы объединились, чтобы предлагать комплексные решения. Сейчас мы готовы сказать, что взять современную эффективную машину и современный эффективный материал и применять их вместе. А песок – мы надеемся, что через 4-5 лет песок с улиц городов совсем исчезнет, потому что это очень старая технология, от нее отказались во всем мире. Песок, кроме своей грязи, которую несет, неприятно просто ходить по грязным улицам, он еще очень опасен с точки зрения здоровья. Он на своей поверхности способен абсорбировать все загрязнения, которые есть в городе. Это и выхлопные газы, и выбросы промышленных предприятий. Все это поднимается с ветром, образуются пылевые бури, мы этим с вами дышим. Это все очень не безопасно. Надеемся, что новый сити-менеджер прислушается и будет заботиться о жителях Перми, радеть за то, чтобы Пермь убиралась по-новому, в городе было чисто и безопасно.

- У нас есть дома, придомовые территории. Я понимаю, что на хорошей технике приятнее работать, с ней проще, это применимо ко всей новой технике. Но ТСЖ или УК явно не смогут себе позволить хотя бы одну машинку, ту, которая подсыпает, убирает. Они действительно для очень маленькой организации дороговаты. Как быть дворникам? Допустим, ТСЖ закупило ваш материал. Как дворник должен его правильно посыпать, должен что-то знать?

- Для этого и существуют специализированные устройства, разбрасывающие тележки или разбрасывающие совки. Они позволяют выдерживать плюс-минус норм распределения, рекомендованных производителем. Их можно использовать во дворах, и многие на самом деле используют. Та же Казань покупает у нас реагент, те же ТСЖ используют. Если мы говорим про Пермь, на уровне муниципалитета использованию нет применения, а на уровне частного сектора есть. У нас покупают бизнес-центры, торговые центры, парковки и на своей территории применяют. Они уже давно поняли, что скупой платит дважды, и проще использовать эффективный реагент, чем постоянно подсыпать старый, неэффективный, плюс грязь, которую нужно будет убирать. А бизнес-центры и торговые центры болеют за покупателя, ведь покупатель не пойдет туда, где горы грязи. Он пойдет к соседям, там, где чисто. Они как коммерсанты чуть-чуть опережают наш муниципалитет.

- На последних минутах хочется поговорить о безопасности. Вы сказали про то, что песок может абсорбировать все что угодно, выхлопные газы, тем более, у нас город предприятий. Но когда тебе предлагают какой-то умный материал, начинаешь думать, а из чего это сделано, не опаснее ли это того, что мы раньше применяли. Всегда встает такая дилемма. «Бионорд» как работает, чтобы не быть опасным для людей, чтобы не дышать чем бы то ни было? Он что-то выделяет? Для обуви – люди часто жалуются, что соль и песок разъели новые ботинки, автомобилисты часто жалуются на соляную смесь из-за того, что она начинает разъедать днище автомобиля или какие-то пластиковые детали, которые находятся внизу.

- Спасибо за характеристику «умный реагент», это что-то из области нанотехнологий. Умные как раз разработчики. Мы подходим к созданию новых и уже созданных реагентов совместно с российской наукой. Мы сотрудничаем с ведущими институтами в различных отраслях – это и кожевенная промышленность, и гигиенические институты, и медицинские вузы, сейчас еще ветеринарный вуз, и московский, и пермский автодорожные институты, и РосдорНИИ. Каждый из них дает свои рекомендации, что нужно добавить одного компонента, другого убавить, внести комплексное соединение, которое снизит воздействие на экологию. Материал полностью проверен со всех точек зрения, влияния на все. Я могу смело сказать, что аналогов в России не существует. Это самый безопасный материал, который есть, с точки зрения влияния на экологию и человека. Второй момент – он полностью растворяется в воде. Когда он поплавит лед, во-первых, по технологии нужно всю кашу собрать и вывести на специальные полигоны, а во-вторых, если подрядчик этого не сделал, он потом растворяется и с талыми водами уходит в канализацию.

- Получается, при этом не загрязняет окружающую среду. Хорошо, а кожная промышленность вам сказала: «Вот это добавьте, это убавьте, потому что это плохо воздействует на кожные изделия». Автомобилисты сказали: «Вот здесь прибавьте, а здесь убавьте такие-то компоненты, потому что это плохо воздействует на детали автомобиля». Как утрясти все эти разные рекомендации в одну, чтобы материал был безопасным и действенным? Он же должен топить лед.

- В этом и заключается миссия производителя, чтобы найти некий компромисс, чтобы материал был и эффективным, и безопасным, и не агрессивным, и при этом космически дорогим. Мы этим и занимаемся, ищем новые технологии, материалы, добавки, чтобы делать его еще лучше. Этот процесс не останавливается.

Источник: http://echoperm.ru/efir/104/34260/

Новости Фотогалерея Видео Вопрос — ответ Статьи