Все новости

Эфир на Радио "Эхо Перми": "Сейчас Европа начинает приходить к тому, что УЗПМ разработал несколько лет назад"

26.03.2014

Эфир на Радио "Эхо Перми": "Сейчас Европа начинает приходить к тому, что УЗПМ разработал несколько лет назад"

Ведущий: Юлия Хлобыст
Гость: Анна Шестаченко, руководитель пресс-службы «Уральского завода противогололедных материалов»


- У меня есть огромное желание познакомить вас с историей, о которой мы с Анной говорили до эфира. Прошли только что олимпийские игры, параолимпийские игры. Оказывается, этот же «Уральский завод противогололедных материалов» был одним из предприятий партнеров олимпийских игр. И…

- Партнерами параолимпийских игр.

- Собственно говоря, свою продукцию вы представляли и там в Сочи. Ее оценили по достоинству.

- Дело в том, что наш завод в этом году получил уникальную честь. Это большая гордость для нас. Мы стали поставщиками олимпийских игр в Сочи-2014. «Бионорд» наша продукция, был признан официальным противогололедным материалом игр в Сочи. Что это значит. Это значит, что все пути, все трассы на подступах к олимпийским объектам обрабатывались нашей продукцией. Требования к экологической эффективности, к безопасности были высочайшими, потому что в Сочи…

- Ну, понятно, что туда все самое, самое лучшее.

- Да, самое лучшее. Поэтому продукцию изучили со всех сторон, с каких было возможно, и мы получили такой статус. Кроме того мы стали партнерами параолимпийских игр, что для нас тоже великая честь.

- Знаете, то, что вы там представляли свой продукт, для меня это нормально. Для меня интересна другая сторона, с которой я очень хочу, чтобы вы познакомили наших слушателей. Оказывается, «Уральский завод противогололедных материалов» свою социальную задачу, свою социальную миссию видит в поддержке людей с ограниченными физическими возможностями. Я вам честно скажу, чуть ли не со слезами на глазах услышала от Анны историю, когда «Уральский завод противогололедных материалов» смог привести туда, в Сочи ребенка, для которого эта была мечта.

- На самом деле, эта история тронула всех до глубины души. Мы всегда поддерживали спорт, всех, кто обращался к нам за помощью, мы всегда поддерживали. Но когда мы стали партнерами параолимпиады, я окунулась чуть больше в сферу и в жизнь с инвалидностью. И мы организовали региональный конкурс для детей-инвалидов на лучших слоган в поддержку параолимпийской сборной. И среди прочих конкурсантов нам очень понравилась работа Кирилла Широбокова, который, к сожалению, у него ДЦП, у него не слушаются ни руки, ни ноги, но он замечательно рисует ртом. Он написал нам письмо, которое не оставило нас равнодушными. Я практически зацитирую, потому что это настолько нас тронуло. Он сказал, меня зовут Кирилл Широбоков, мне 10 лет, к сожалению, руки, ноги меня не слушаются, я пишу это письмо языком. 2 недели у него ушло на несколько строчек. Это был колоссальный труд. Он сказал такую вещь. Я достоин поехать на параолимпиаду по двум причинам. Первая причина, это моя мама. Потому что она никогда не выезжала никуда, все время была рядом со мной. Я очень хочу, чтобы она выехала, увидела это все и развеялась. И вторая причина, это девочка Надя, которую я давно люблю, эта девочка тоже прикована к креслу, но она будет танцевать на открытие параолимпиады танец. И я очень хочу ее поддержать, увидеть ее. Хоть она и живет в Перми, мы общаемся только по интернету и 2 года я ее не видел. И было принято решение совместное, что мы вывезем его и маму. 3 дня они провели вместе с нами на параолимпиаде, они встретились с Надей. Они вообще впервые летели самолетом, где-то побывали. Это были колоссальные эмоции и для нас, и для них. Мы там сделали сюжет про Кирилла. На следующий день люди останавливали нас на улице, узнавали его и нас. Кирилл, это ты, мы видели тебя, как тебе, нравится, не нравится, мы за тебя очень переживаем, болеем. Это до сих пор море эмоций.

- Вы привлекли внимание таким образом. Мало того, что помогли одному конкретному ребенку исполнить свою мечту с одной стороны. С другой стороны вообще привлекли внимание к проблемам инвалидов, к этой безбарьерной среде, которая у нас очень сильно барьерная, как оказалось.

- Это действительно так. Когда тебя это не касается, это проходит мимо. Когда мы окунулась в связи с партнерством в параолимпиаде. Мы поняли, насколько уникальны люди с инвалидностью. Но, к сожалению, об этом либо не говорят, либо говорят в очень мрачных красках, с жалостью, с трагизмом, опуская их заслуги. Когда мы стали выяснять, почему же не рассказывают, не поднимают тему, что людям таким нужно совсем не много, они хотят иметь то же, что и мы. Выходить в кино, выезжать в ресторан. Просто спуститься на улицу. Потому что мне известны случаи, когда люди по 20 – 30 лет были заперты в своей комнате. Они живут в своей квартире. Они не могут выйти на улицу. У них нет лифта. Они не могут преодолеть как-то эти несколько этажей. И почему об этом не говорят, когда задаешь этот вопрос журналистам, они говорят, мы просто не знаем, как это подать, поэтому предпочитаем не акцентировать внимание.

- И что дальше с этим делать.

- Да.

- Я так понимаю, что у нас не один этот мальчик Кирилл, а целая школа для детей с ограниченными возможностями по зрению.

- Да, мы поддерживаем наш краевой интернат для слепых детей, потому что мы, когда туда пришли, тоже были в легком шоке, когда люди, практически не видящие цветов и вообще света, рисуют картины, котоыре нам с вами не под силу. У этих людей настолько уникальные способности, хочется показать это, рассказать. Сделать возможной жизнь для них, как и для нас, на равных. Вот и все.

- Спасибо вам за эту работу. Я бы хотела вернуться к вашему продукту, благодаря которому не только люди с ограниченными способностями могут не падать, но и здоровые люди. Потому что, когда ты выходишь на улице, начинаешь идти по тротуару. Я уже не говорю о дорогах, какие там у нас дни жестянщика. Так вот, хотелось бы узнать, что же это за материал, почему его так оценили в Сочи, и не только в Сочи, но и в 45 городах России. От Петропавловска-Камчатского до Краснодара.

- Наш продукт – это совместная разработка с российскими учеными. Несколько лет назад, понимая, что в России по большей части зима, на большей части территории, что гололед для жизни… Да, и ущерб имуществу. Что песок с солью – это не совсем то, что помогает нам бороться с гололедом. Мы вместе с ведущими институтами медицины, дорог, кожной промышленности дали задания. Были проведены в течение нескольких лет исследования веществ, котоыре в принципе могут плавить лед. И была составлена композиция наиболее удачных и эффективных. В результате которых получилась смесь, которую мы назвали «Бионорд», которую мы выпускаем на нашем заводе. Смесь работы при минус 30 градусах, при этом у нее коррозионная активность, то есть, вред для металла ниже, чем у соли. Влияние на обувь намного ниже, фактически на уровне воды. Для животных безопасно. Для людей безопасно. И для почвы тоже. И у нас есть действительно уникальные результаты, показания. Каждое наше заявление подкреплено научными исследованиями работами, лабораторными испытаниями. В городах, где применяют, например «Бионорд-тротуар» с мраморной крошкой, у нас получились показатели травматизма равные с летними. Каждый год мы сохраняем здоровье более 1,5 тысяч людей, котоыре благодаря нам не разбились, не сломали себе ничего. Не ушли на больничный.

- Анна, вот в Сочи вы поставили ваш продукт. Хотелось бы понимать, что такое песчано-соленая смесь, мы знаем, что после нее бывает. Это никому рассказывать не надо, это каша на дорогах при оттепели, это белые разводы на обуви. Я не знаю, как это отражается на здоровье человека, но я вижу, как это все выглядит внешне. Что это куча песка и грязи. Вот теперь хотелось бы понять, что бывает после использования «Бионорда».

- Когда ставилась задача в разработке, были взяты все негативные последствия пескосоляной смеси, и была поставлена задача, чтобы этого не было в «Бионорде». «Бионорд» - это состав полностью минеральный. В него входят все натуральные элементы. Если это хлорид натрия, то это чистая пищевая соль, которую вы употребляете. Надо сказать, что при изготовлении пескосоляной смеси используется техническая соль, в которой много глины, грязи, могут быть большое количество тяжелых металлов, опасных элементов, соответственно, все эти примеси остаются на дороге, когда растворяются в воде. «Бионорд» при растворении в воде полностью не оставляет осадка. Спокойно можете налить воды, добавить туда наш противогололедный материал, он раствориться, вода будет прозрачная. Соответственно, летом не будет пылевых бурь, не будет грязи, не будет дополнительной потребности в расходах бюджета на то, чтобы вывезти все эти сотни тысяч тонн песка, которые высыпали зимой. Как я уже сказала, была поставлена задача и были даны рекомендации от исследовательского центра Кожевина обувной промышленности по добавлению формиата в нашу смесь, чтобы снизить солевую нагрузку, снизить влияние на кожу обуви. Соответственно, «Бионорд» не разъедает, не оставляет соляных разводов, не портит обувь. Причем недавно мы вернулись с Андорры, с международного конгресса по дорогам, где французские ученые так же представили свои испытания, и пришли к выводу, что именно формиаты рекомендуются для применения в противогололедных смесях, что они наиболее безопасные и наиболее экологичные. Сейчас Европа начинает в своих исследованиях приходить к тому, что мы уже разработали с нашими учеными несколько лет назад. и сейчас мы получаем мировое признание, международное, потому что мы были правы.

- Что касается экологичености вашего продукты. Вы сказали, что есть исследования, что нет разводов, что не влияет негативно на обувь, на резину. А что касается человека, здоровья, состояния окружающей среды? Здесь как?

- Так же брали в учет то, что при использовании реагента не было засоления почв. Соответственно, благодаря тому, что состав многокомпонентный, мы знаем влияние соли хлорида натрия на почву. Она засаливается. Соответственно, из-за того, что у нас содержание соли намного ниже, благодаря присутствию других компонентов. Например, мы ввели туда биофильные элементы, которые при попадание в почву действуют как удобрения.

- Такое безотходное производство.

- На самом деле, это заграничная практика. Потому что за границей так же используют противогололедные материалы. На самом деле, нигде в мире не используют песок с солью. Это наше российское ноу-хау, видимо, желание использовать что-то подешевле. За границей, везде, и в Европе, используют многокомпонентные противогололедные смеси. Смеси хлоридов. Сейчас уже с добавлением формиатов, как французы рекомендуют. Мраморную крошку, как мы используем. Песка с солью нигде нет. Более того, недавно норвежские ученые закончили исследования о влияние песка с солью на здоровье людей и пришли к выводам, что песок, вот этот, который пролежал долгую зиму, по которому ездили машину, оседали на нем все эти газы, поднимаясь в воздух летом, попадая в легкие человека, влияет и увеличивает риск онкологических заболеваний, сердечнососудистых. Песок по их исследованиям, просто убивает людей.

- Наше желание сэкономить, употребить то, что у нас под руками находится, песок, соль, для нас же и оборачивается…

- Как в поговорке, скупой платит дважды. Получается, что на первый взгляд, песок с солью это наиболее дешевый вариант. Мы здесь ничего не можем сделать. Рядом потому что карьеры, пожалуйста, бери песок, нагребай его, высыпай на улицы. Всегда когда мы заходим в город, мы просчитываем технико-экономическое обоснование для данного города. Потому что, конечно, производство противогололедного материала «Бионорд» дороже на первый взгляд. Но когда мы начинаем просчитывать логистику, когда мы начинаем считать затраты на уборку летом, когда мы начинаем считать затраты на озеленение заново наших газонов, вывоз почвы, потому что она была угнетена технической солью. Когда мы начинаем считать затраты людей на покупку новой обуви, ДТП. Все это выходит на тот же самый уровень. Но при этом мы сокращаем уборку весной. Например, в Казани, где очень давно используют наш материал, полностью перешли на него, весенний субботник из двух месяцев сократился до двух недель. То есть, раньше они два месяца все это вывозили и убирали из города, а потом мыли и полировали. То сейчас это свелось к тому, что к тому моменту, когда снег растаял, они просто прошлись, промыли шампунем. И не нужно ничего.

- Вы сказали, что в составе вашего реагента используется мраморная крошка, она не дает того же эффекта, как песок?

- Мы специально перешли на мраморную крошку вместо гранитной. Мраморная крошка – это спрессованный мел, причем, мы закупаем его у очень проверенных поставщиков. Она считается эталоном, как итальянская крошка, которую используют в скульптурах. Белый камень, который при попадании в окружающую среду, он, во-первых, разлагается очень быстро на известняк, и является так же удобрением в почву. При этом он не оставляет мусора. Он сам по себе в течение некоторого времени распадается.

- Давайте примем звоночек. Добрый день, как вас зовут и ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте, меня зовут Вячеслав. Очень полезная вещь, судя по рассказу вашей собеседницы. Хотел спросить, когда же все-таки в нашем городе появится? Ведь невыносимо ездить. Такая грязища.

- Спасибо большое. С вами совершенно согласна, потому что по тротуарам и по дорогам совершенно невозможно передвигаться. Но к сожалению, не все зависит только от нас. Мы выходили с предложением неоднократно, чтобы город рассмотрел возможность применения нашего противогололедного материала. Пока мы не добились понимания.

- А чем мотивируют отказ? Аргументируют?

- В Перми в основном дороги чистят коммерческие предприятия. Коммерческие предприятия выбор свой делают, чем дешевле, тем лучше. Видимо, поэтому они и не закупают наш противогололедный материл. Я бы тоже хотела передвигаться по дорогам безопасно, но.

- У нас еще на связи слушатель. Федор, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я новенькую машину купил, проедешь по этой жиже, даже в салоне все бело. Мы все запад, запад, а они уже давно… Я проехал по Финляндии на машине, там не видел такого.

- Я расскажу подробнее, потому что мы на самом деле постоянно ездим за границу, изучаем опыт заграничный. Чтобы не отставать. Но как оказалось, мы уже впереди планеты всей. И есть объективные причины, потому что у нас более суровые зимы и нам приходится подбирать что-то, что будет более эффективно. На счет Финляндии и заграницы вообще. Там используют многокомпонентные противогололедные смеси. Финляндия, так как стоит на гранитной плите, они используют для посыпки кроме противогололедных материалов еще и гранитную крошку. Но что самое удивительное, когда мы 2 года назад там были с визитом, нам рассказали, что в Стокгольме и в крупных городах используют мраморную крошку, как и мы. Почему? По тем же причинам, по которым мы на нее перешли. Потому что оказалось, что она более экологически чистая. Она быстрее распадается. При использовании гранита приходится в Финляндии полностью раз в несколько лет менять газоны, снимать почву, и заменять ее новой, потому что гранит лежит 50 лет и не распадается. А мрамор более экологичен и более эффективен. Поэтому мы в струе с Европой, используем как раз то, что они считают лучшим. Поэтому у них и чище.

- В Перми вы не используете эту смесь. В 45 городах используете, а в Перми не используете. Вот тут Жека пишет, В Большом Савино ваш реагент используется? Может быть, вы хотя бы точечно его используете?

- К сожалению, в Перми нас не применяют. Но точечный подход используют в тех городах, котоыре хотят переходить. На самом деле, за последние два года появилась очень хорошая тенденция, если раньше поголовно в России песок с солью применяли, то сейчас многие города, как раз таки понимая этот негатив… В морозы пескосоляная смесь, при температуре минус 10 градусов замерзает и превращается в гололед. Применение противогололедных материалов у нас позволяет работать и в минус 30. Поэтому города сейчас начинают переходить. Переходят они как. Они сначала берут на пробу небольшой объем. Начинают сначала использовать на центральных улицах, где большой объем машин. Начинают там, где переходы, перекрестки, подъездные пути, остановки, где важно безопасность людей. А потом, понимая, насколько это удобно, лучше и эффективнее, они начинают увеличивать, заменять объёмы пескосоляной смеси на противогололедные материалы. И тем самым постепенно через несколько лет переводят город на применение инновационного противогололедного материала. И отходят от дедовского способа, песка и соли.

- Я вот хочу сейчас поддержать Вячеслава и Фёдора, котоыре говорят, давайте уже применять. Я не как журналист, как житель Перми хочу обратиться к нашим властям. Ребят, давайте уже пересмотрим, ведь вы же призываете нас поддерживать пермское. Что же еще поддерживать, как не продукцию завода, который расположен у нас, в Краснокамске. Город – спутник Перми, пригород Перми, называйте, как хотите. Если 45 городов поддержали, нам не первым предлагают, уже апробировано. И каждый шаг подтвержден исследованиями. Мне кажется, уже не надо просто подумать, надо уже решение принять.

- Надо просто посчитать. Все же считается. Это экономика.

- По подсчетам. Сколько стоит пескосоляная смесь и сколько стоит ваш «Бионорд», чаша весов как распределяется?

-Соль стоит от 2,5 до 3,5 тысяч рублей за тонну. Песок 600 – 800 рублей. Соответственно, пескосоляная смесь она бывает в разных концентрациях, выходит около 3000 за тонну. «Бионорд», конечно, в два, в три раза дороже. Но, опять же, когда мы начинаем подсчитывать затраты на… Пескосоляная смесь – это полигоны, на которых это все смешивается бульдозерами.

- То есть, привезли туда один объем, там смешивают, а на выходе это может быть совершенно другой объем.

- Совершенно верно. Посчитать точно расход пескосоляной смеси невозможно. Дальше, пескосоляная смесь – это 300 – 400 граммов на квадратный метр, «Бионорда» нужно 40 – 70, в 7 раз меньше. Если посчитать затраты летом на вывоз данного песка из города, при использовании «Бионорда» этого не нужно. Потому что он растворяется полностью и не нужно ничего вывозить. Тратить на это деньги. Так как он занимает меньший объем в самой машине, дистанцию в несколько километров, которую вы можете им обработать, она в несколько раз больше, чем та, которую вы можете обработать пескосоляной смесью. Соответственно, у вас экономия еще и на горючем. Когда мы считаем технико-экономическое обоснование, получается, что применение противогололедных материалов не дороже, чем использование пескосоляной смеси, потом подчищение, удаление того, что она натворила.

- У нас на связи Наталья. Наталья ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотела давно спросить, вот эти смеси не влияют на экологию? Когда все это таит, деревья не гибнут от этого?

- Спасибо за вопрос. Смеси бывают разные. Я могу сказать только за то, что производим мы. У нас экологический контроль налажен. Мы делали исследования на влияние на почву и растения. Наш противогололедный материал признан самым безопасным противогололедным материалом на основе солей.

-У вас, кстати, есть эти все заключения, все выложено на сайте?

- Сертификаты, паспорта, все это есть.

- Нашим слушателям просто могу посоветовать, заведите в поисковик «Уральский завод противогололедных материалов».

- Лучше зайдите на наш сайт. Он у нас новый, красивый. Можете посмотреть фотографии в городах с параэстафеты, с которой мы вернулись, мы в 14 городах фотографировали людей с факелами, это очень позитивно. Мы дарили людям магниты, они могут теперь скачать свои фотографии с нашего сайта, посмотреть и надолго оставить в памяти эту идею, что они прикоснулись к частичке олимпийского и параолимпийского огня. По поводу экологии. Основным условием разработки нашего реагента было то, что это должно быть безопасно для окружающей среды и человека. Все компоненты, котоыре входят в нашу смесь, они являются пищевыми добавками, в прицепе, так ли иначе мы их с вами едим. Я, конечно, не призываю есть противогололедный материал, его лучше разбрасывать на дорогу. Он не разъедает руки, не вызывает аллергии, не является токсичным материалом, не яд, не отрава. Все компоненты минерального происхождения, все, что есть в земле, все, что, как я уже сказала, мы с вами так или иначе употребляем в качестве пищевых добавок.

- Подытоживает слушатель наш разговор. Это понятно, что отсутствие чиновничьего интереса не способствует продвижению данного реагента в Пермском крае. Пока, к сожалению, это так. Будем надеяться на лучшее, потому что, насколько я знаю, у «Уральского завода противогололедных материалов» есть еще разработки, достаточно интересные.

- В двух словах, у нас есть уникальная разработка водосточной системы, которая не горит, не ржавеет, не замерзает. Вода в ней не замерзает, соответственно, не разрывает данную трубу. Можно сделать любой цвет, под фасад, например. Замечательные, легкие трубы, котоыре вы можете компоновать, и делать вид вашего города намного лучше. И одна из разработок, которая сейчас находится в стадии производства, это антиобледенительная система от сосулек на крышах.

- Как я у вас на сайте прочитала, уникальная система предотвращения сосулек «АСПУС»

- Да. Правильно.

- Это как раз в тему, после таких ужасных случаев, котоыре произошли в Перми. В крае, когда глыбы льда падают на людей, смертельные случаи. Опять же, у нас вот, рядом, в Краснокамске, подчеркиваю, «Уральский завод противогололедный материалов», разрабатывает. 

Источник: http://www.echoperm.ru/efir/271/34085/

Новости Фотогалерея Видео Вопрос — ответ Статьи